Наследство тётушки Мегги: сказка Натальи Корнельевны Абрамцевой читать онлайн

Наследство тётушки Мегги

Информация для родителей: Поучительная сказка «Наследство тётушки Мегги» Натальи Абрамцевой подойдёт для самостоятельного чтения детям от 7 до 12 лет. Действие разворачивается во время педсовета, открывая учителей с неожиданной стороны.

Картинка к сказке Наследство тетушки Мегги

Читать сказку Наследство тётушки Мегги

«Старинный особняк тётушки Мегги казался ещё более угрюмым и таинственным во мраке дождливой ночи. Молодой лорд Френсис неслышной тенью скользил по запущенному саду, приближаясь к потайному входу. Небольшая капсула с ядом лежала наготове в кармане его элегантного вечернего костюма».

…Вдруг, как всегда, не вовремя, со страшным скрежетом отвисла челюсть местного скелета. Это не понравилось всем. Основной массе учителей, присутствующих на педсовете, не понравилось потому, что просто, согласитесь, неприятно, когда у скелетов двигается челюсть. Преподавателю биологии Глашкиной не понравилось потому, что, поскольку педсовет проходил в подвластном ей кабинете, недостойное поведение скелета могло бросить тень на всю её работу. А Светлана Борисовна, математик, была не то чтобы недовольна, а просто она получила лёгкий шок. Сегодня ей удалось (в воспитательных целях, естественно,) отобрать у злостного нарушителя дисциплины Витьки Тараненко зарубежный детектив «Наследство старой леди». А потому сейчас, во время, педсовета, она была занята тем, что следила за тёмными делами племянника тётушки Мегги. И тут, подогревая детективную атмосферу, в которой растворилась Светлана Борисовна, лязгнул челюстью знакомый скелет.
-Господи! — вздрогнула Светлана.
Сидевшая за тем же столом Татьяна Фёдоровна, преподаватель русского языка и литературы, тоже сказала:
«Господи!» — презрительно пожала плечами в адрес Светланы Борисовны и добавила:
-Лучше бы тетради проверяла! — Сама она занималась этим святым делом с начала педсовета.
Татьяна Фёдоровна, вынимая из сумки очередную пачку тетрадей, попыталась шёпотом вразумить приятельницу:
-Ну чем ты занимаешься! Детектив… Только время теряешь. А сумка от тетрадей лопается.

По мере того как Татьяна произносила свою короткую, но справедливую речь, слова её стали звучать все более вяло, все менее убедительно. Закончила же она несколько неожиданно:
-Подожди, не переворачивай страницу, я не успела… Дело в том, что где-то в середине своего укоряющего монолога, она нечаянно заглянула в книгу. Нечаянно заглянула, нечаянно вникла, нечаянно увлеклась. Ведь — «…только лорд Френсис с трудом отворил потайную дверь, тонкий и резкий луч света ударил ему в глаза, в грудь упёрлось холодное дуло револьвера и раздался тихий, грудной голос его кузины, юной леди Этель».
-Господи… — сказала Татьяна Фёдоровна с интонацией Светланы Борисовны.
Очень скоро словесник и математик, дружно шепча:
«Ой, Господи!» — пошли строка в строку. Сумки, которые вроде бы лопались от тетрадей, лежали тихо и никого не тревожили. Все бы ничего, если бы не физкультурник Людмила Владимировна, завуч Зинаида Никандровна и директор школы Михаил Михайлович. Эти трое преподавателей обсуждали животрепещущую проблему. Приближалась районная спартакиада. А известный уже Виктор Тараненко — непревзойдённый спринтер среди шестиклассников. Так вот, физкультурник Людочка, молодая, в светлых брюках, горячо доказывала что:
-Витенька имеет право участвовать в соревнованиях. Да, конечно, он периодически нарушает дисциплину, но учится только на четыре и пять. Да! На это Зинаида Никандровна — завуч, дама даже очень средних лет, в строгом костюме, безапелляционно и стойко отвечала:
-Да, Тараненко учится хорошо, но поведение… А потому — никаких спартакиад!
Роль директора школы, Михаила Михайловича — человека неправдоподобно доброго, мягкого, деликатного — состояла в том, что он время от времени повторял:
-Милые товарищи женщины, успокойтесь! Милые товарищи женщины, не горячитесь. Пожалуйста.

Михаил Михайлович говорил тихо, но надо же было случиться такому совпадению, что в то время, как лорд Френсис и леди Этель наводили ужас на вполне благонравных преподавателей, Светлану и Татьяну, директор, неожиданно для себя и немного громче спорящих дам, произнёс свою дежурную фразу:
-Пожалуйста, ну, пожалуйста, тише!
Татьяна Фёдоровна — опытный классный руководитель, не вникая в смысл слов Михаила Михайловича, но уловив чуть повышенные звуковые колебания, отработанным жестом хлопнула ладонью по столу и хорошо поставленным голосом потребовала:
-Тише в классе!
Её некоторую запутанность легко простить, ведь именно в этот момент выяснилось, что кроткая леди Этель способна на (ой), даже страшно подумать на что!
Дальше? Дальше Михаил Михайлович сказал:
«Извините». Он был вежливым, робким и совершенно искренне не усомнился в том, что безобразно, непозволительно повысил голос в присутствии стольких особ слабого прекрасного пола. «Извините», — повторил он.
А строгий завуч Зинаида Никандровна? Уж не знаю каким чутьём, но что-то она почувствовала и нежным, воркующим голосом произнесла:
-Танечка! — Пришлось ещё раз повторить. — Татьяна Фёдоровна!
Татьяна резко встала, стряхивая пыль мрачного особняка тётушки Мегги.
Зинаида Никандровна продолжала:
-А что вы думаете по этому поводу?
Татьяна поправила очки, часы, серёжки. Но не отвечала. Она ничего не думала по этому поводу, потому что не знала по какому поводу нужно думать. Прослушала. Сейчас ей было нелегко.
-Я думаю, я думаю, — сначала Татьяна Фёдоровна замялась, затем её выручила готовность учителя к неожиданностям. — Я думаю, — она вырвала у опешившей Светланы «Тётушку Мегги» и хлопнула ею об стол.
-Думаю я, что некоторые наши ученики занимаются на уроках всякой ерундой! Ужасно!
Лицо Татьяны Фёдоровны запылало праведным гневом, на столе маняще засиял обложкой детектив, загорелись некоторые глаза, скелет заинтересованно двинул челюстью.

Проблема, поднятая Татьяной Фёдоровной, была настолько глубже и шире спортивных дел, что спор о надвигающейся спартакиаде задохнулся. Зинаида же Никандровна решила всё-таки узнать, чем ТАКИМ ужасным занимаются некоторые ученики во время уроков.
-Разрешите, — она протянула руку к книжке.
Отдавать не хотелось. Но пришлось: завуч. Зинаида Никандровна взяла «Тётушку Мегги», села, открыла книжку и…
…Продолжался обычный педсовет. Учителя спорили о дисциплине, успеваемости и т. д. Скелет периодически лязгал челюстью.
Голоса Зинаиды Никандровны слышно не было…